обзор альбома Now It Was Said 2023, The Karovas Milkshake

The Karovas Milkshake – Now It Was Said (2023): Старое доброе ultranasilie

Лингвист и романист Энтони Бëрджесс накропал свою knizhonka “Заводной апельсин” в 1962-м, после посещения Ленинграда. За истекающую насилием псевдо-антиутопию впервые ухватился Энди Уорхол, славный своими раскрасками, но в подлинный шедевр историю превратил Стэнли Кубрик, выкинувший на помойку дидактизм оригинала и подобравший (возможно, с той же помойки) Малькольма МакДауэлла на роль Алекса. Подобное издевательство над вкусом обывателя и домохозяйки не могли не оценить malchiki с Урала: с опозданием всего на 36 лет, в 2007-м году группа со странным названием The Karova’s Milkshake дала слегка prostratsya бомонду Екатеринбурга.

На тот момент коллектив представлял из себя квинтет, игравший гаражный рок и явно тяготевший к британскому звучанию. Спустя пару лет парней было не узнать, они настолько обнаглели, что стали устраивать тематические вечеринки с участием местных рокабилли-карнозавров The Stockmen “Моды против рокеров”. Уже в те вечера на танцполе причëски а-ля Брайан Джонс превалировали над бриолином, не говоря уж о девчатах, чьи наряды приглашали позавтракать у “Тиффани”. Всë же, несмотря на очевидный успех, группа вскоре сократилась до трио без стабильного барабанщика, а мультиинструменталист Альберт Крупп (для друзей Большой Эл) взялся за бас-гитару и, по необходимости, за ударные. Всеволод Слепушкин (для друзей Сева Двухколëсный) остался неизменным гитаристом и вторым ведущим вокалистом.

Now It Was Said 2023, The Karovas Milkshake, обложка альбома

Ситуацию спас Никита Новиков, ставший пульсом группы, давно выросшей из гаража и игравшей теперь шестидесятническую кислоту без употребления кислоты, изобретая новые гремучие коктейли. Мутируя из трио в квартет и снова наоборот, наши весëлые молочники успешно гастролировали по дальним зарубежьям и ближним рубежам. В перерывах между чехардой и вакханалией, ребята не забывали посещать студии звукозаписи, хотя делали это не так регулярно, как хотелось бы филофонистам: на счету Каровасов два сингла и два полновесных альбома, свежайший из которых, Now It Was Said, мы спешим представить вашему вниманию. Альбом рождался в период 2017-2019 гг., но лишь сейчас дошëл до нужной кондиции, как и положено добрым напиткам. Основной состав обогатился клавишником Александром Тедером, а звуковой ландшафт – целым оркестром приглашëнных персон. Закройте glazzies, прочистите ooshies, будет странно-страшно-весело!

Смотрите еще  Dave Alvin - The Third Mind (2020): лизергиновые ландшафты Юга

The Karovas Milkshake на Zvonko: https://zvonko.link/NowItWasSaid



1. 33 Problemi – увесистый диддли-бит, обëрнутый в Джаггеристую гармонику и АланПрайсовые клавиши. Сева поëт в манере Рега Пресли, прогуливающего школу. Задорно морщатся брюки-дудочки.

Сева Слепушкин, The Karovas Milkshake

2. Jelly Mama – сказочная зарисовка с флейтой, мягкой перкуссией и голосами травяных гномиков. Именно она, несомненно, звучала в новеньком автомобильчике мистера Тоуда из “Ветра в ивах” Кеннета Грэма.

3. Russian Rag – единственная чужая вещь пластинки, оригинал написан более ста лет назад. У Каровас рэгтайм преобразился в хоррор-лаунж, под который не стыдно гонять жуликов по крышам, накинув саван. Жуткий смех и прочие голосовые трюки изобразил автор этих строк. Существует также версия с вокалом про Kostyak the Immortal, которая возможно, когда нибудь увидит свет над могилами.

4. Lisa Esvein – хипповый кантри-стомп, сыгранный по правилам и без: банджо, скрипка, стиральная доска в наличии. Юноши приглашают девушек на syenoval.

Каровасы, Karovas Milkshake, Никита Новиков, Альберт Крупп, Александр Тедер, Сева Слепушкин

5. Hong Kong Blues II, судя по всему, вольное продолжение Hong Kong Blues Хоги Кармайкла, перепетой неким Джорджем Харрисоном 1981-м году, с экзотическими приправами из нарочитой дебиловатости Битловской Ob-La-Di Ob-La-Da и звука клавиш в духе Билли Престона.

6. Love Is Blind – тяжëлый блюз в манере Букера Ти под тяжëлыми блюзовыми препаратами. Под этот музон мог бы скакать по Лондону Джек Попрыгун, пугая несчастного обывателя. Гаражные корни не выкорчуешь.

7. Girl From Kalamazoo – прекрасный поп в прекрасном ритме босса-новы. В тот день по студии гулял лирический дух Рэя Манзарека.

Альберт Крупп, The Karovas Milkshake

8. House Of Gold – боевик сродни тем, что привели к зарождению хард-рока. Очень интересное гитарное соло с пассажами, передразнивающими луизианских москитов.

9. Low Down Love – циничный британский фрик-бит. Но некоторые любят погорячее.

Смотрите еще  JD McPherson - Socks (2018), лучший рождественский альбом десятилетия

10. Change (Everything) – нежная ритм-энд-блюзовая баллада, балансирующая на грани, но так и не переходящая на соуловый надрыв. Одна из лучших в данной коллекции, определëнно.

11. Devil’s Station – волнообразная, как волны глубокого синего моря, композиция, и столь же созерцательная. На той железнодорожной станции останавливается только один поезд и где-то тихо играет Gloomy Sunday, провожая покидающих перрон.

The Karovas Milkshake на концерте

12. Train From Buffalo отъезжает совсем с другого вокзала: разнузданная губная гармоника намекает на бурбон и дым коромыслом, блэк-джек и прочие радости в каждом вагоне. Только успевай запрыгивать.

13. Summertime (Was Made For Fun), возможно, единственная ностальгирующая вещь пластинки, и танцевальная середина лишь подчëркивает общую элегию и красоту.

14. Dance Dance не только зовëт в пляс, но и заставляет представить, как бы звучал панк, если б его изобрели в “Мотауне”. Очень свежая, отвязная и злая shtuka.

Альбом Now It Was Said звучит потерянным сокровищем шестидесятых, а не подражанием неофитов, как часто случается. За годы игры malchiki выросли в настоящих Karovas, талантливейших композиторов и аранжировщиков, мыслящих музыкой там, где у многих преобладает теория. Теперь вы знаете, какие напитки заказывать в баре. Поезд из Баффало отправляется в Бездонную Ночь.

P. S.: Уже в процессе обсуждения готовой статьи я спросил Альберта, откуда взялась та пара фортепианных аккордов из Gloomy Sunday, звучащая в конце Devil’s Station. Оказалось, она уже была на плëнке, на которую Каровас писали свою песню и, как только их музыка стихла, зазвучала музыка иная. Дело в том, что впервые вышедшая в 1935-м году в Венгрии, песня Gloomy Sunday, в оригинале Szomóru Vasárnap, вызвала множество самоубийств среди мадьярской молодëжи. И вот она всплыла в песне Вокзал Дьявола. Парни были не в курсе еë истории, просто решили оставить понравившиеся ноты. Пусть крошечная, но мистика.

музыкальная группа The Karovas Milkshake, 2019

(Visited 297 times, 1 visits today)

Кантри, южная готика, хтонические Твари Лавкрафта, комиксы, которые я рисую, всё это вместе. Джаз, хорошее кино, литература, будоражащая ум. Живопись, от Караваджо до Чюрлёниса. Взболтайте. Ожидайте реакции. https://vk.com/id143467757