Vivita & The Sufferings – Seven Nails In The Coffin/A Hex: Алина в Стране Кошмаров

Хорошую ведьму найти нелегко. В былое время и угли не успевали остыть, как досточтимая толпа подтаскивала свежую прелестницу, заподозренную в поедании жабьего бульона нагишом. Нынешние “невесты Диавола” измельчали, вместо заклинаний используют феминитивы, вместо зловонного варева – не менее омерзительные смузи, а шабаш творят, не выходя из смартфона. И даже сам “жених” сторонится их, словно ладана, злые языки поговаривают, укрывается в пёстрых толпах европейских парадов, дабы не быть узнанным.

Подлинное же колдовство творилось и творится в настоящем искусстве: Фланнери О’Коннор, перечитав всего Николай Василича Гоголя, стояла у истоков литературного жанра “южная готика”, Джойс Кэрол Оутс подхватила перо эстафеты, а уж в музыке волшебниц подавно не счесть: самой “чёрной жемчужиной” тут, пожалуй, является Билли Холлидей, чьи песни часто исполнены боли и полуночных страхов, как и положено в тёмных ритуалах вуду. И таковы одни из уникальных ингредиентов магического зелья группы Vivita & The Sufferings (“Вивита и её Мучения”), обитающей в древней Москве, а в полнолуния – на руинах Каркозы.

Алина Вивита, Alina Vivita

Алина “Вивита”, также прекрасная художница и мастерица партаков, ткёт гобелены из собственных стихов на полотне из собственной музыки, аккомпанируя себе на банджо. Подельниками по волшбе выступают: Константин Васильев – гитара (весло Харона, оснащённое струнами); Роман Ковриков – перкуссия (шаманско-младенческие погремушки, кости, черепки); Александр Ночин – туба (дуда иерихонская, заменяет бас).

Альбом “Seven Nails In The Coffin/Семь гвоздей в гроб” был выпущен лейблом Castle Of Dreams (COD) в самайн 2020-го, макабрическая обложка выполнена впервые не Алиной, но не менее примечательным художником Иваном Бобковым. Песен на пластинке мистически мало – семь, однако в некоторых соцсетях они дополнены шестёркой первого мини-альбома “A Hex/Чары“, составляя гробовато чарующий диптих и одновременно число “13”, в таком виде мы и употребим их этой беззвёздной ночью.

Смотрите еще  Стрихнин, упырихи, кладбищенский рок-н-ролл: три легенды сайкобилли

Opening – одинокий голос навки, разносимый с макушки Лысой горы простылым октябрьским ветром. Врезающийся гитарный перебор несёт запахи тлена и отчаянья. Там, где у иных заканчивается земной путь, у этих ребят всё только начинается. Тягучая, словно мёртвый поезд, ползущий по заброшенным рельсам, Dead Man действительно напоминает экзерсисы Нила Янга к одноимённой комедии Джармуша. Козырь – голос.

Romance гармонией и аранжировкой балансирует на грани мрачного кабаре и славянской колыбельной. На похоронах она введёт в недоумение любого покойника: то ли окончательно забыться, то ли встать и повальсировать напоследок. Black-Winged красива вкрадчивой средневековостью. Многоголосие и неторопливо шагающий ритм вызывают в мозгу картинки некой процессии. Девушек ведут. Под венец, под монастырь, на костёр?..

Ballad Of Accounting разбитная настолько, насколько позволяет стиль dark country. Туба поистине слоноподобна, вокал детски непосредственнен. Так может веселиться счетовод банка городка Тумстоун, ещё не подозревающий, что банда Далтонов выбрала именно этот банк для сегодняшнего налёта. “Романс” – это та же “Romance”, что шла третьей от начала, только теперь на русском. Окончательная Гоголевщина.

The End – игриво-лаконичный, дурашливо-ковбойски-сёрфовый инструментал, Далтоны покидают Тумстоун навеселе и при кассе.

A Hex – трогательный фолк с хором сверчков, ласковым банджо и прочими ночными тварями. Благочестивые пуританки не поют в лесах по ночам. Blue Moon Baby Дэйва “Диддли” Дэя известна начинающим гробокопателям в исполнении The Cramps. Аранжировка Вивиты и Терзаний более оригинальна и кладбищенски нежна.

Смотрите еще  Hack Mack Jackson - Low Budget High Convenience (2020), низкий бюджет не помехехеха

I Know And Believe – тонкая баллада с непременным банджо и органом на полставки.Skyline – дорожное кантри, такое же альтернативное, как у 16 Horsepower, но градус безнадёги ниже.

Stormy Day подойдёт для поездки по Великим равнинам, где ураганы воруют дома и девочек. Основной вокал на сей раз у Зебулона Уотли из техасской готик-кантри группы Sons Of Perdition, эхом ему вторит Алина. Солирует инструмент под названием казу, и приходит на ум что-то из Эдгара По о погребённых заживо – если б с каждым усопшим клали по казу, возможно, подобной темы для рассказов и страхов не случилось бы. Ну и обстановка на погостах того времени значительно б оживилась…

The Swallow – вновь дуэт с Зебулоном, трагический вальс о ласточках, костях и сырой землице. Окончание в духе незабвенного Александра Вертинского, русского советского готик-кантри шансонье.
Присоединяйтесь в соцсетях: Vivita VK, Vivita Bandcamp, Vivita FB

Хтонические аграрии, оккультные труженики села, городские либертариане и шогготы! Ярмарка колдовства в ваших портативных телекоммуникаторах! Звуковая фильма от менестрелей Vivita & The Sufferings, поднимите мне веки!

Подводя итог, стоит отметить, что, при всём многообразии дарк-, альт-, готик-, прочей кантри-фолк бесовщины, Vivita & The Sufferings – действительно самобытное явление с прекрасными композиторскими и аранжировочными решениями, неочевидными, но раскрывающимися с каждым новым прослушиванием. И очень хорошо, что за окном не Салем, год 1692-й от Р. Х. Свеча оплыла, приняв форму гриба с Юггота, время для сладких кошмаров, Лунные Псы…

Vivita And The Sufferings

(Visited 191 times, 1 visits today)


Подписывайтесь на канал RockThisTown в Телеграм!

Кантри, южная готика, хтонические Твари Лавкрафта, комиксы, которые я рисую, всё это вместе. Джаз, хорошее кино, литература, будоражащая ум. Живопись, от Караваджо до Чюрлёниса. Взболтайте. Ожидайте реакции. https://vk.com/id143467757